Перейти на главную карту

Этносы

На территории Республики Мордовия проживает население более 30 национальностей. Большую часть составляют русские, мордва, татары.

Мордва (самоназвание мокшэрзят, эрзя-мокшот) – один из архогенетических народов Старого Света, восходящих своими истоками к античному миру. Наиболее раннее письменное упоминание о нем (марды) содержится в «Истории» Геродота (V до н. э.), считавшего мардов одним из персидских кочевых племен. И хотя мордовские (эрзянский и мокшанский) языки принадлежат к финно-угорской (шире-уральской), а не индоевропейской языковой семье, куда относится персидский (иранский) язык, они и поныне сохранили немало персизмов (азор – хозяин, владетель, сырне – золото, сия – серебро, тарваз – серп и др.), свидетельствующих о древних персидско-мордовских связях. В западноевропейских средневековых источниках мордва фигурирует под экзоэтнонимами Mordens, Merdаs, Merdinis, Merdium, Mordani, Mordua, Morduinus, а ее страна как Mordia, Regnum Morduanorum.

В древнерусских источниках (летописях) упоминание о мордве появляется с XI–XIII вв., где, наряду с этим написанием, еще встречается этноним «мордвичи» («Мордовские князи с Мордвичи»). Псевдопатронимическое оформление этнонимов на -ичи довольно широко применялось в древнерусских источниках (сравните: дреговичи, кривичи, немчичи, русичи и др.). Что касается страны мордвы (Мордовии), то она в летописях именуется Мордовской землей. Установлено, что в своей основе этноним «мордва» восходит к ирано-скифским языкам (сравните: иранское mard – мужчина, таджикское марц – мужчина). В мордовских языках указанное слово сохранилось для обозначения мужа, супруга – мирде. В русском слове «мордва» частица -ва носит оттенок собирательности. Его можно сравнить с этнонимами литва, дрегва, татарва. В русских источниках вплоть до XII в. включительно мордва выступает только под этим этнонимом.

Мордва как этнос состоит из двух субэтносов – эрзи и мокши (самоназвания). В Республике Мордовия мокша расселена преимущественно в западных районах, а эрзя – в восточных. В этноструктуре народа выделяются также небольшие по численности этнографические группы: теньгушевская мордва, именуемая иногда шокшей (по селу и одноименной реке Шокше – притоку Мокши), проживающая в основном в Теньгушевском районе Мордовии, и каратайская мордва, именуемая иногда каратаями (по с. Мордовские Каратаи) в Камско-Устьинском районе Татарстана. Будучи эрзянской, теньгушевская группа мордвы подверглась частичной ассимиляции со стороны мокши, а каратайская, которую одни исследователи считают мокшанской, другие – эрзянской, третьи – эрзя-мокшанской, оказалась под сильным влиянием татар, утратила родной язык, перейдя на татарский.

Мордва в основном православные, в 1990-х гг. появились лютеране (мокша-эрзянская лютеранская церковь). У мордвы преобладают два варианта европеоидной расы – светлый, массивный, широколицый (у эрзи) и темный, грацильный, узколицый (у мокши).

Мокша (м. мокшат, э. мокшот) – субэтнос (наряду с эрзей) в этноструктуре мордовского этноса (народа). Субэтноним мокша этимологически восходит к гидрониму Мокша, который в свою очередь связан с санскритским термином mokcha, означающим проливание, утекание, освобождение. Как полагают археологи и лингвисты, отдельные группы индоевропейских племен жили в Волго-Окском междуречье, впоследствии этнической территории мордвы, оставив здесь память о себе и в гидронимии, но задолго до нашей эры ассимилировались в местной финно-угорской среде. Наиболее ранние письменные сведения о мокше (Moxel) дошли до нас в записках фламандского путешественника XIII в. Гильома Рубрука и в сочинении «Джами-ат-таварих» («Сборник летописей» на персидском языке) иранского историка и государственного деятеля Рашида-ад-Дина, датированном началом XIV в. В русских источниках «мокшана», «мокшане» впервые упоминаются в «Книгах письма и меры» писцов Д. Пушечникова и А. Костяева за 1624–1626 годы.

Если численность всей мордвы (как мокши, так и эрзи) определялась несколькими переписями (всероссийскими и всесоюзными), то численность в отдельности мокши и эрзи не определялась. Впервые по Всероссийской переписи населения 2002 г. была получена информация о численности их по Мордовии, где назвали себя мокшей 47,2 тыс. и эрзей – 79 тыс. чел. Большая часть лиц мордовской национальности Республики Мордовия при опросе назвали себя мордвой. Мокша составляет треть мордовского населения.

Эрзя (м., э. эрзят) – субэтнос (наряду с мокшей) в этноструктуре мордовского этноса (народа), составляющий примерно две трети его по численности. Одно из наиболее ранних письменных известий об эрзе (ариса) дошло до нас в послании кагана Хазарии Иосифа (X в.) еврейскому сановнику при дворе испанских халифов Абд-ал-Рахмана III и Хакама II Хасдаю Ибн-Шафруту, в котором перечисляются народы, проживавшие по реке Итиль (Волге) и платившие дань Хазарии. Однако есть мнение, что это не первое письменное свидетельство об эрзе, а что таковые содержатся в трудах древнегреческих ученых-географов Страбона (аорсы) и Птолемея (арсииты). О народе Arsaia (Ersaia), царь которого «находится в Arsa (Ersa)», откуда вывозятся черные соболя, черные лисицы и свинец, сообщал арабский географ и путешественник Ибн-Хаукаль (X в.). Об эрзянах (арджаны), как и о мокше, писал в начале XIV в. иранский ученый Рашид-ад-Дин. Эрзян (Рзян) упоминал ногайский князь Юсуф в грамоте, направленной им в Москву в 1549 году.

Русские. Связи мордвы с Русью начались значительно раньше сложения Киевского государства. О них можно судить на основе находки древнеславянской ажурной привески, украшенной выемчатой эмалью, с территории древнемордовской стоянки близ деревни Тихий Уголок в бассейне р. Цны, датируемой IV–VI вв., как и посуды, напоминающей керамику древних славянских городищ. Бесспорно и обратное влияние мордвы на своих соседей, что хорошо прослеживается в коллекциях, полученных с древних памятников некоторых районов Руси.

О древности мордовско-славянских связей свидетельствуют и лингвистические данные. Например, эрзянское слово «пондо» – пуд, вероятнее всего, было заимствовано у восточных славян в то время, когда в их речи появились новые гласные, что предшествовало первым памятникам восточнославянского письма, т.е. не позднее XIII в. Русские, в том числе древнерусские, заимствования в мордовских языках занимают первое место по количеству.

Славяно-русско-мордовские этнокультурные взаимосвязи прослеживаются не только в языке, но и в материальной, духовной культуре, общественном и семейном быте мордвы. Древними заимствованиями у восточных славян являются, к примеру, проводившиеся мордвой праздники – коляды, Масленица, братчины, ряд свадебных, религиозных обрядов, игр. Так, говоря о братчинах, бытовавших у мордвы, М. Е. Евсевьев писал: «В древнее время братчины были в большом распространении и среди русских. О них упоминается в русских летописях и былинах. Мордва, без сомнения, заимствовала этот праздник от русских: она и название праздника удержала русское – братчина».

Сходство антропологического облика мордвы и русских (особенно восточных) – следствие, во-первых, древней общности антропологических типов, на основе которых шло их формирование, и, во-вторых, последующего процесса их сближения и смешения.

Более тесные связи с мордовской землей установились в период существования Киевской Руси, о чем сообщается, в частности, в «Повести временных лет» (XII в.) и в «Слове о погибели Русской земли» (первая треть XIII в.). Включение Мордовии («Мордовской земли») в орбиту российской государственности в разных ее формах (Киевской Руси, ряда русских княжеств в период феодальной раздробленности, Московской Руси, России) происходило не в одночасье. Это был процесс, растянувшийся на века, в котором можно выделить три основных этапа. Первый из них начался тысячу лет назад и его условно можно назвать киевским (X – XII вв.), второй – владимирско-нижегородско-рязанско-московским (XIII – XV вв.), третий – московским (XVI в.). Каждый из них имеет свои особенности, как и некоторые общие черты, свойственные эпохе феодализма. В целом же можно без преувеличения утверждать, что мордва приняла существенное участие в создании не только российской государственности, изначально полиэтничной, но и самого русского этноса в качестве одной из этнических суперстрат.

Известный российский публицист конца XIX – начала XX в. Н. Н. Оглоблин, совершив путешествие по мордовской земле, писал: «Маленькое сравнительно мордовское племя блистательно доказало за время своего многовекового сожительства с огромным русским племенем и свою историческую живучесть, и свою способность к культурному развитию. А раз это так, значит, мордва доказала свое историческое право на самобытную жизнь среди и рядом с русским народом».

Татары. Предки татар издавна населяли территорию Республики Мордовия. Проникновение тюркских племен (волжские булгары, буртасы) на территорию мордовского края, начавшееся в I тыс. н. э., происходило на протяжении столетий. Полагают, что буртасы, испытавшие воздействие волжских булгар, с XI–XII вв. – кипчаков (половцев), стали этнической основой татар-мишарей.

В начале XIV в. выходцы из Золотой Орды создали улусный центр в Наровчате. Большое количество татарских населенных пунктов возникает в XVI в. в связи со строительством в 1536 г. города Темникова – важнейшего военно-стратегического пункта на юго-восточной границе Российского государства. Русское правительство широко привлекало темниковских татар для несения охранной службы на засечных чертах. Среди них были князья и мурзы, чьи земельные наделы освобождались по тарханным грамотам от уплаты денежных и натуральных податей, транспортных повинностей. Это способствовало созданию татарских населенных пунктов вдоль системы засечных черт в мордовском крае. Так, служилыми татарами на Темниковской засечной черте были основаны в XVI в. села Акчеево и Большое Татарское Караево, в XVII в. – Верхний Пишляй, Большой Шуструй, Малый Шуструй. В XVII в. служилыми темниковскими татарами на Керенской засечной черте было основано с. Горенка. В 1642 г. из Темникова были переведены 40 мурз и служилых татар, поверстанных в казачью службу на Саранско-Атемарской засечной черте. Им были отведены четыре усадьбища, на которых обосновались татарские поселения Лямбирь, Щербаково, Черемишево и Пензятка. Кроме них в XVII в. служилыми темниковскими татарами, получившими земельные дачи в Саранском уезде, были основаны села Кривозерье, Белозерье, Алтары. Темниковскими татарами, служившими на Инсаро-Потижской засечной черте, в это же время были основаны села Яндовище, Верхний Урледим и Татарский Шебдас. В 1631 г. по повелению царя Михаила Федоровича татарскому князю Уразу Тонкачееву, состоявшему у него на службе, были пожалованы земли, на которых возникли с. Татарская Пишля и д. Урузаевка (современный город Рузаевка). Часть населенных пунктов, в которых ныне проживают татары, получили название в XVII в. от фамилий служилых татар (Аксеново, Старое Аллагулово, Насакан-Потьма, Вачеевка, Инят, Енаково, Енгуразово, Идеево, Татарское Акашево, Татарское Тювеево, Шурбино). В 2002 г. в РМ зафиксировано более 60 татарских населенных пунктов.


Расселение этносов

На полный экран

Национальный состав населения по районам

На полный экран

Комментарии к Этносы