Перейти на главную карту

Мордовский государственный заповедник им. П. Г. Смидовича

Установочные данные. Мордовский госу­дарственный природный заповедник был учрежден 5 марта 1936 г. В 1936 г. ему присвоено имя Петра Гермогеновича Сми­довича, уделявшего много внимания и вре­мени вопросам охраны природы в стране и возглавлявшего в последние годы своей жизни комитет по заповедникам при Пре­зидиуме ВЦИК. Площадь заповедника в 1936 г. составляла 32 933 га, в настоящее время 32 148 га. Административно терри­тория МПГЗ входит в состав Темниковско- го района Республики Мордовия.

Исторические сведения. В заповеднике и его окрестностях известно много городищ и стоянок человека эпохи неолита. В XVII — начале XX вв. владельцами юго-восточной окраины муромских лесов были монасты­ри, казна и частные лица. В восточной ча­сти заповедника до сих пор сохранилась точка, где сходятся границы трех губер­ний, именуемая «золотым столбом». Вла­дельцы того времени старались сохранять и даже повышать продуктивность лесов, о чем свидетельствуют многочисленные осу­шительные канавы в заболоченных и пере­увлажненных участках. Через эти участки прокладывали гати, которые сохранились на некоторых участках заповедника. Са­мое большое озеро — Инорское — соединя­лось с реками Мокшей и Пуштой канала­ми, прорытыми вручную. При наступлении заморов в створах этих каналов вылавли­вали рыбу. Одна из монастырских келий, называемая «Арга» (по имени реки), сто­яла до последнего времени. Первые отрывочные сведения о флоре, относящейся сегодня к территории МГПЗ, содержатся в работе Д. И. Литвинова [1], который исследовал, наряду с прочими, Темниковский уезд Тамбовской губернии. Специальные исследования флоры и рас­тительности вновь созданного заповедни­ка предпринял московский профессор Н. И. Кузнецов в 1936—1939 гг. К сожале­нию, эти материалы были опубликованы только после смерти автора, готовились к печати без него, в списке флоры есть до­садные пропуски и ошибки [2]. В 1942— 1943 гг. в заповеднике работала сотрудни­ца отдела споровых растений БИН АН СССР Т. Л. Николаева [3]. Видовой состав грибов заповедника изучал В. Я. Частухин [4]. Сведения по флоре и растительности лугов содержатся в работе А. С. Щербако­вой [5]. Позднее здесь работали О. Я. Цин- гер [6], ею сделаны небольшие дополнения и уточнения для флоры заповедника. В 1980 г. Т. Б. Силаевой в рамках выполне­ния диссертационной работы «Флора бас­сейна р. Мокши» проведены флористичес­кие сборы в МГПЗ, переданные в герба­рий им. Д. П. Сырейщикова [7]. В 1980— 1985 гг. эпизодически здесь работали бота­ники МГУ им. М. В. Ломоносова под руко­водством В. Н. Тихомирова, В. С. Новико­ва. Планомерные исследования раститель­ного покрова ведут сотрудники заповедни­ка. Их результаты отражены в «Летописи природы». Сотрудниками заповедника со­ставлен специальный аннотированный список по редким видам флоры, в котором приводятся сведения о 18 видах [8]. Свод­ной является работа по флоре МГПЗ, из­данная его сотрудниками Н. В. Бородиной, И. С. Терешкиным, Л. В. Долматовой, Л. В. Терешкиной. В ней содержатся све­дения о распространении, экологической приуроченности и степени редкости 736 видов сосудистых растений [9]. Позднее со­трудниками заповедника опубликованы работы о дополнениях к флоре [10]. С 1980 гг. в заповеднике ведутся регуляр­ные стационарные наблюдения за состояни­ем популяций редких видов флоры на посто­янных учетных площадках, что также нахо­дит свое отражение на страницах Летописи природы, где есть раздел, посвященный ред­ким видам МГЗ. Сотрудниками заповедни­ка прослежено изменение численности цено- популяций многих редких видов флоры в связи с естественными сукцессионными про­цессами (Glyceria lithuanica (Gorski) Gorski), Carex bohemica Schreb., C. disperma Dew., A.    irrigua (Wahlenb.) Smith ex Hoppe, C. limosa         L., Cypripedium calceolus   L., Corallorhiza trifida Chatel., Lister a cor data (L.) R. Br., Goodyera repens (L.) R. Br., Lunaria rediviva L., Trapa natans L., Moneses uniflora (L.) А. Gray). Выявлено, что бореальные виды флоры, экологически приурочены к приречным ельникам с широ­ким разбросом экологических условий. Ред­кие виды обычно наиболее чувствительный компонент экосистемы. Они быстро реагиру­ют на изменение среды и выпадают из сооб­ществ в результате эндогенных экогенети- ческих процессов. Таким образом, они могут исчезать на заповедных территориях без всякого антропогенного воздействия (Лето­пись..., 1985—1992) [11—14]. Вопросам охраны растений и их сообществ посвящены и дру­гие работы [14, 15 и др.]. Имеются исследо­вания по динамике растительного покрова сосновых лесов [16]. Художественное описа­ние природы заповедника можно найти в популярных работах И. С. Терешкина [17, 18]. Многие ценные материалы, собранные ботаниками заповедника в результате мно­голетних исследований, к сожалению, так и остаются неопубликованными. В рамках диссертационного исследования специаль­ные наблюдения по редким сосудистым рас­тениям в МГЗ проведены И. В. Кирюхиным [19], собран гербарий, хранящийся в Герба­рии кафедры ботаники и физиологии расте­ний МГУ имени Н. П. Огарева (GMU).

По всей видимости, первые сведения о фау­не территории заповедника, относящейся тог­да к Темниковскому уезду Тамбовской губер­нии, восходят к именам таких естествоиспы­тателей как А. С. Резцов [20] и С. А. Предте- ченский [21]. Первый из них курсировал в уезде летом 1897 г. с целью изучения в основ­ном птиц. Второй в разные годы начала XX в.  изучал и коллектировал разные группы позвоночных животных. При этом он нео­днократно бывал и в Тамбовском уезде. До организации заповедника с прикладной це­лью в 1927 г. профессором Г. С. Судейкиным были тщательно осмотрены леса двух лесни­честв, позднее вошедших в пределы ООПТ. Он отметил сильную захламленность лесов, обусловленную огромным количеством ветро­вала, захламлением лесосек после сплошной вырубки и неубиранием остатков после заго­товки авиационной древесины.

Первая планомерная и подробная экспеди­ция под руководством профессора С. И. Ог­нева пришла к заключению, что изучение фауны заповедника может выявить новые са­мостоятельные виды [22]. Более основательно исследовала фауну экспедиция 1936 г. под руководством профессора С. С. Турова (тери­олог Л. Г. Морозова-Турова, энтомолог В. В. Редикорцев, ихтиолог Ф. Ф. Центилович, ор­нитолог Е. С. Птушенко) [23—26]. В 1939 г. в заповеднике работала гидробиологическая экспедиция кафедры зоологии Воронежского зооветеринарного института под руковод­ством В. И. Широковой [22].

В годы Великой Отечественной войны в заповеднике проводилась заготовка мест­ного каучуконоса — бересклета. В это же время специальная лаборатория при­ступила к поискам грибов, содержащих пенициллин. Первой послевоенной экспе­дицией в заповеднике была группа почво­ведов Московского университета, работав­шая в 1945-1947 гг. под руководством про­фессора Н. П. Ремезова. Только в конце 1940-х годов появляется собственный штат научных работников (И. Д. Щербаков, Ю. Ф. Штарев, с 1958 г. — М. Н. Бородина и Л. П. Бородин).

Энтомологические исследования в середи­не — конце 1940-х гг. проводились Н. В. Бон­даренко, Н. В. Бубновым, С. М. Несмерчу- ком. Впоследствии они были опубликованы в посмертной работе Н. Н. Плавильщикова [27] и Н. В. Бондаренко [28]. В последующие годы изучением пядениц МПГЗ занималась сотрудница Зоологического музея МГУ Е. М. Антонова [29], профессор Нижегородско­го университета Г. А. Ануфриев изучал ци­кадовых [30—32]. В июле 1962 г. и в 1965 г. сотрудники кафедры лесозащиты Московс­кого лесотехнического института определяли фауну дендрофильных насекомых для выяв­ления вредителей лесных сообществ [33]. В 1969 г. были изучены различные аспекты биологии сосновых лубоедов [34]. В 1970-х — начале 1980-х годов в заповеднике работала группа по изучению жужелиц под руковод­ством сотрудника МГПЗ В. Ф. Феоктистова [35—40]. В конце 1990-х гг. А. Г. Каменевым и Ю. А. Кузнецов [41] проведены гидробио­логические изыскания на р. Пуште. Часть материалов, хранящихся в музее заповедни­ка, была обработана А. Б. Ручиным с соав­торами [42]. Все эти исследования позволили значительно расширить список фауны насе­комых заповедника.

В 1950—1960-х гг. обобщаются материа­лы по гельминтам промысловых животных [43—45]. В 1960—1970-х гг. в заповеднике работали сотрудники Всесоюзного инсти­тута гельминтологии [46—49], а в дальней­шем паразитологи Мордовского госунивер- ситета [50—53]. В 1965—1966 гг. проведены ихтиологичес­кие исследования, которые позволили выя­вить 15 видов рыб, обитающих в озерах МГПЗ [54]. В это же время в заповеднике проводил анализ структуры чешуи как ме­тода исследования межпопуляционных связей известный ихтиолог М. В. Мина [55]. Дальнейшие ихтиологические исследо­вания происходили в рамках «Летописей природы» и были обобщены С. К. Потапо­вым с соавторами [56]. Некоторые сведе­ния по ихтиофауне рыб р. Сатис были со­браны В. А. Кузнецовым [57].

Особенно плодотворно в заповеднике изучалась фауна наземных позвоночных животных [58]. Герпетологические исследо­вания после Е. С. Птушенко [26] были про­должены С. П. Касаткиным, В. И. Астра- дамовым, А. Б. Ручиным и М. К. Рыжо­вым, а также известным тольяттинским герпетологом А. Г. Бакиевым [59—64]. Не­которые сведения о возрастной структуре серой жабы, обитающей на территории за­поведника, можно найти в работе сотруд­ницы Института проблем экологии и эво­люции РАН Э. М. Смириной [65]. Изучение фауны птиц заповедника связано с имена­ми таких орнитологов как И. Д. Щербаков [66—68], М. А. Ледяйкина [69], Л. И. Брыз­галина [70,71], Г. Ф.Гришуткин, А. С. Лапшин, С. Н. Спиридонов [72—77].

В 1960—1970-х гг. обобщаются и допол­няются сведения по фауне млекопитающих [78—85], а также экологии отдельных видов животных [86—89]. Исследования териофа- уны на современном этапе продолжаются К. Е. Бугаевым и С. К. Потаповым.

Назначение ООПТ. Первой задачей за­поведника были незамедлительные лесо­культурные работы по восстановлению по­терь от хозяйственных рубок и сильного верхового пожара в спелых и приспеваю­щих сосняках в 1938 г., который оголил около 2000 га. Основными задачами запо­ведника тогда стали сохранение и восста­новление лесного массива южного отрога таежной зоны с еловым насаждением, име­ющего почвозащитное и водоохранное зна­чение; сохранение и обогащение животного мира путем реакклиматизации и акклима­тизации наиболее ценных видов; изучение вредной энтомофауны и изыскание наибо­лее рациональных методов борьбы с ней. В настоящее время целью является сохране­ние естественных ландшафтов южных по­лесий, простирающихся по границе дерно­во-подзолистой зоны с лесостепью [90].

Описание природы ООПТ. Заповедник расположен на лесистом правобережье Мокши. С севера граница проходит по р. Сатису — правому притоку Мокши, далее на восток — по р. Арге, впадающей в р. Сатис. Западная граница идет по рекам Черной, Сатису и Мокше. С юга подступа­ет лесостепь, естественно очерчивая грани­цу заповедного массива. По природному районированию лесной массив заповедни­ка входит в зону хвойно-широколиственных лесов на границе с лесостепью [91, 92].

Климатически заповедник входит в атлантико-континентальную область умерен­ного пояса. Безморозный период длится 120-135 дней (с начала мая до второй по­ловины сентября). Устойчивая минусовая температура устанавливается в ноябре. Максимальная абсолютная температура 40°С, минимальная  —48°С (зима 1978— 1979 г.). В год выпадает в среднем 530 мм осадков. Средняя высота снежного покрова 50—60 см, в многоснежные годы — до 80 см.

Два оледенения придали специфический облик обширному поясу полесий. Днепров­ское оледенение обнажило известняки и затем закрыло их мореной. Валдайский ледник 25 тыс. лет назад своими потоками смыл отложения предшествующего оледе­нения, заполнив впадину древнеаллюви­альными песками. Древние оледенения значительно изменили рельеф, оставив ши­рокую полосу песков Днепровско-Деснинс- кого и Окско-Клязьминского полесий, час­тично разделенных Среднерусской возвы­шенностью. Мордовский заповедник нахо­дится в юго-восточной части Окско-Клязь­минского полесья, на самой границе с ле­состепью.

Водораздельный участок между реками Мокшей и Сатисом представляет четвертую, Днепровскую террасу, а на пологом склоне к Мокше выделяются еще две Валдайские террасы (третья и вторая), более молодые [93]. Моренные отложения здесь смыты, а подстилающие известняки покрыты мощным слоем песков. Древнеаллювиальные пески покрывают и морену, сохранившуюся на четвертой террасе. Мощность песков неоди­накова, но, в общем, они покрывают все надпойменные террасы. Потоками уходящих ледников пески намывались, что нарушило равнинный характер местности, особенно на самых древних террасах долины Мокши. Ближе к реке молодые террасы выровнены, но в равнинном рельефе иногда выделяются глубокие карстовые воронки. На территории заповедника встречаются воронки диамет­ром до 30 м, а ближе к водоразделу и более обширные, но неглубокие блюдцеобразные оседания, занятые сфагново-осоковыми бо­лотами. Здесь карстовые воронки имеют своеобразную форму: на дне воронки — вода, в центре — сплавинный остров, покры­тый мощным слоем сфагнового мха, скреп­ленного корневищами осок.

Площадь водосбора бассейна р. Мокши до границы заповедника — 15 800 км2. Водная сеть заповедника представлена малыми речками (Пуштой, Большой и Ма­лой Черной, Аргой) и ручьями (Шавецом, Ворскляем, Нулуем), впадающими в р. Мокшу. Все они в свою очередь имеют сеть небольших притоков временного по­рядка. За исключением р. Пушты, речки не имеют хорошо выраженных русел и по­стоянного тока воды в течение всего года. Летом вода сохраняется только в отдель­ных их участках. Выходы родников под­держивают запас воды и на дне некоторых карстовых воронок, в блюдцеобразных по­нижениях. Высота годичного слоя стока около 104 мм. В 1965 г. пик паводка на Мокше достиг отметки 731 см. Летние осадки мало влияют на русловый сток Мокши. Лишь после сильных ливней повы­шается уровень воды в речках бассейна, а затем и в Мокше. Большая часть террито­рии заповедника входит в водосбор р. Пушты, впадающей в р. Сатис на границе заповедника. Русло Пушты почти на всем протяжении слабо врезано и с верховьев имеет выраженную пойму, часто заболо­ченную, без заметного уреза коренного бе­рега. На гидрологию реки заметно влияют бобровые запруды, которые подтапливают большие площади. В засушливые годы русло реки пересыхает до самых низовий.

В юго-западной части заповедника распо­лагается около двух десятков озер. Это старицы Мокши, иногда крупные и глубо­кие (Пичерки, Боковое, Таратинское, Инорки, Вальза). Озера соединены прото­ками. Поверхность воды занята кувшинка­ми (Nymphaea candida J. Presl), кубышка­ми (Nuphar lutea (L.) Smith), рдестом (Potamogeton natans L.), водокрасом (Hydrocharis morsus-ranae L.) и телорезом (Stratiotes aloides L.). Особенно значитель­но зарастает растительность в прибреж­ной части водоемов.

Во флоре заповедника произрастают 750 видов сосудистых растений, 117 видов мхов, 144 видов лишайников, более 200 ви­дов грибов. Среди них встречаются боре- альные лесные, неморальные, а в борах и по сухим гривам в поймах — степные рас­тения.

Самый распространенный тип расти­тельности — светлохвойные подтаежные леса разных типов. Очень специфичны для этой территории сосново-дубовые, сосново­липовые и остепненные боры, а также ши­роколиственные липово-дубовые леса. Ши­рокий диапазон влажности и почв на пра­вобережье долины Мокши обеспечивает разнообразие лесов — от сухих лишайнико­вых боров до сырых ельников и чернооль­ховых топей. В пределах заповедника оста­лось еще много ненарушенных участков леса в естественном состоянии. Сосновые леса сейчас занимают в заповеднике около 60% лесопокрытой площади. Между от­дельными типами лесов нет резких границ, однако леса многочисленных вариантов до­вольно четко распределены по территории. Особенно разнообразны сосняки. Так, ли­шайниковые боры с доминированием в на­земном покрове кладоний занимают пре­имущественно песчаные холмы и гряды. Травяной покров в них очень беден: встре­чаются ландыш (Convallaria majalis L.), брусника (Vaccinium vitis-idaea L.,), марьян­ник луговой (Melampyrum nemorosum L.), вейник наземный (Calamagrostis epigeios (L.) Roth), ястребинки (Hieracium ssp.), ко­шачья лапка (Antennaria dioica (L.) Gaertn.). Сосны (Pinus sylvestris L.) в та­ких борах разновозрастные — от всходов и подроста разной высоты до 300-летних де­ревьев. В прошлом лишайниковые сосняки были более распространены, о чем свиде­тельствуют отдельные сосны-реликты в возрасте до 350 лет на самых сухих возвы­шенных участках. В остепненных борах над лишайниковым покровом травяной ярус иногда бывает достаточно густым.

На северных склонах грядово-холмистого рельефа под более сомкнутым пологом ли­шайники постепенно вытесняются зелены­ми мхами. Лишайниково-моховые ассоциа­ции характерны для центральной и восточ­ной части заповедника на древнеаллюви­альных наносах. Мшистые сосняки, генети­чески связанные с лишайниковыми, имеют также разновозрастный древостой. Среди зеленомошных сосняков, относимых к со­снякам-брусничникам, преобладают орля- ково-вейниково-ландышевые. Основной древостой образует сосна, как примесь в том же ярусе встречается береза (Betula pendula Roth). Ель разного возраста в од­них случаях растет единично, в других — еловый ярус явно доминирует. Ярус подро­ста и кустарников выражен слабо, однако в восточной части заповедника в подлеске много крушины ломкой (Frangula alnus Mill.) и рябины (Sorbus aucuparia L.).

Определенные отличия имеет особый тип смешанного леса — сосново-липовый. В таких местах липа долго находится в уг­нетенном состоянии. В возрасте 100—130 лет начинается интенсивный отпад сосны, и условия для липы улучшаются. В про­светах изреживающегося сосняка она вы­растает до 10-12 м. Меняется напочвенный покров. Плохо разлагающаяся хвоя лесной подстилки все более заменяется опавшими листьями липы. Сосняки-кисличники зани­мают склоны к оврагам и речкам в их вер­хнем течении. Сосны здесь 35-метровой высоты, диаметром 26—28 см, в подросте много липы (Tilia cordata Mill.), а в травя­ном покрове — кислицы (Oxalis acetosella L.), осоки волосистой (Carex pilosa Scop.), майника двулистного (Maianthemum bifolium (L.) F.W. Schmidt), седмичника европейского(Trientalis europea L.), ланды­ша (Convallaria majalis L.).

Еловые мохово-разнотравные сосняки занимают отдельные участки припоймен­ных террас малых рек. Почвы здесь влаж­ные и сырые с торфянисто-перегнойным слоем, микрорельеф резко выражен — хо­рошо дренированные с богатыми почвами участки чередуются с переувлажненными. При высокой сомкнутости древесных крон здесь растет много видов трав. При недостаточном дренировании формируют­ся болотно-травяные сосняки, в которых значительно меньше ели, а в травяном по­крове в зависимости от рельефа встреча­ются вахта трехлистная (Menyanthes trifoliata L), белокрыльник (Calla palustris L.), вейник сероватый (Calamagrostis canescens (Weber) Roth) и др.

На еловые леса приходится более 3% площади всех лесов. Ель произрастает у южной границы ареала. Еловые леса силь­но пострадали от короедов в 1891 г. Ель очень чувствительна к режиму влажности и сами ельники сильно пострадали во вре­мя засухи 1972 г., особенно ели низменных, сырых участков. Самые обширные участки ельников находятся на надпойменной тер­расе в среднем и нижнем течении р. Пуш­ты. Среди ельников-зеленомошников пре­обладают майниково-черничные. Такой лес имеет сомкнутый полог, в наземном покро­ве на фоне зеленых мхов растут черника (Vaccinium uliginosum L.), брусника (Vaccinium vitis-idaea L.), седмичник евро­пейский (Trientalis europea L.), майник двулистный (Maianthemum bifolium (L.) F.W. Schmidt), кислица (Oxalis acetosella L.), линнея северная (Linnaea borealis L.), рамишия однобокая (Orthylia secunda (L.) House).

Лиственные леса в основном возникали на местах сплошных рубок. В западной части заповедника на возвышенных мес­тах, на пожарищах сформировались свое­образные березняки наземно-вейникового типа с признаками остепненности. Орляко- во-вейниковые березняки, как правило, встречаются вокруг болот в зоне умерен­ного увлажнения, преимущественно в уро­чище «Черная речка». На бывших пашнях растут очень живописные одновозрастные марьянниково-широкотравные березняки. Более обычны волосистоосоковые березня­ки с обильным липовым подростом. Травя­ной покров в них разнообразный, нередко густой. В нем преобладают осока волосис­тая (Carex pilosa Scop.), сныть (Aegopodium podagraria L.), пролесник (Mercurialis perennis L.), костяника (Rubus saxatilis L.), звездчатка ланцетная (Stellaria holostea L.), медуница неясная (Pulmonaria obscura Dum.), сочевичник ве­сенний (Lathyrus vernus (L.) Bernh.), копы­тень (Asarum europeum L.), будра плюще­видная (Glechoma hederacea L.). Березня­ки занимают значительные участки на пойменных террасах вместе с ольхой в зоне между центральной поймой и надпой­менной террасой. Основные ассоциации заболоченных березняков — осоково-папо­ротниковые, осоково-крупнозлаковые, кра- пивно-таволговые. В центре и на востоке заповедника значительные площади зани­мают смешанные леса из липы (Tilia cordata Mill.), ели (Picea abies (L.) Karst.), березы бородавчатой (Betula pendula Roth), осины (Populus tremula L.), сосны (Pinus sylvestris L.). К моменту организа­ции заповедника часть дубрав сохрани­лась: это участки, изолированные от дорог озерами, заболоченными протоками и дру­гими препятствиями, и острова среди оль­шаников (так называемые «верети»).

Леса заповедника еще хранят связь с окружающими лесными массивами. На се­веро-западе они смыкаются с лесами пра­вобережья р. Оки, на северо-востоке — Сурского бассейна и на юго-западе — с южным выступом Мокшанских лесов, ок­ружающих течение крупных левобережных притоков Мокши — рек Цны и Вада. Отро­ги лесов Окского правобережья, известные под названием Муромских, в окрестностях заповедника имеют вид отдельных остро­вов. Леса восточной половины заповедника незаметно сливаются с массивами алатыр- ского бассейна, простирающимися далеко на восток, до р. Суры.

По объединенным данным многих ис­следователей [27, 29—34, 41, 42, 94, 95] на территории заповедника зарегистрировано около 1 500 видов насекомых. Из них са­мыми изученными группами являются стрекозы, прямокрылые, жуки и чешуек­рылые. К сожалению, энтомофауна еще далека от полной изученности.

Их тиофауна рыб водоемов самого запо­ведника и прилегающего участка р. Сати- са (без учета р. Мокши) насчитывает 32 вида [25, 54, 56, 57], среди которых наибо­лее распространены линь (Tinca tinca (L.)), щука (Esox lucius L.), серебряный карась (Carassius auratus (L.)), окунь (Perca fluviatilis L.), верховка (Leucaspius delineatus (Heck.)) и др. Во второй полови­не XX в. в рыбном населении заповедника появились новые виды (озерный гольян (Phoxinus perenurus (Pall.)) и ротан-голо- вешка (Perccottus glenii Dyb.)). Первый начал отлавливаться с 1978 г., второй — с 1979 г. [56]. В настоящее время это одни из самых массовых видов в прудах и поймен­ных озерах МГПЗ.

Из амфибий на территории заповедника встречаются 10 широко распространенных видов: обыкновенный (Lissotriton vulgaris (L.)) и гребенчатый тритоны (Triturus cristatus (Laur.)), серая (Bufo bufo (L.)) и зеленая жабы (Bufo viridis Laur.), чесноч­ница (Pelobates fuscus (Laur.)), красно­брюхая жерлянка (Bombina bombina (L.)), остромордая (Rana arvalis Nils.), травяная (Rana temporaria L.), прудовая (Rana lessonae Cam.) и озерная лягушки (Rana ridibunda Pall.). Некоторые из них доволь­но редки [60, 63]. Из рептилий в за­поведнике обитают обычные виды: прыт­кая (Lacerta agilis L.) и живородящая ящерицы (Zootoca vivipara (Jacq.)), верете­ница (Anguis fragilis L.), обыкновенный уж (Natrix natrix (L.)), обыкновенная гадюка (Vipera berus (L.)) и медянка (Coronella austriaca Laur.). Кроме того, впервые в заповеднике были сделаны находки болот­ной черепахи (Emys orbicularis (L.)). По сообщениям из «Летописей природы...» за­поведника (1988—1990 гг.) одна взрослая особь была отмечена 14 апреля 1988 г. на ручье Шавец в районе кордона «Павловс­кий» [59, 61]. Авторы «Летописей» выдви­нули предположение, что, возможно, чере­паха зашла в ручей из Пензенской облас­ти по р. Мокше.

Орнитофауна заповедника включает 215 видов, относящихся к 17 отрядам и 47 се­мействам [77]. В 1930-е годы в заповеднике было выявлено около 20 глухариных токов [96]. Для лесов характерны черный дятел (Dryocopus martius (L.)), большой (Dendrocopos major (L.)) и малый пестрые (Dendrocopos minor (L.)) дятлы, вертишей­ка (Jynx torguilla L.), поползень (Sitta europaea L.), вяхирь (Columba palumbus L.), певчий (Turdus philomelos C.L. Brehm) и черный дрозды (Turdus merula L.), за­рянка (Erithacus rubecula (L.)), пищуха (Certhia familiaris L.), пеночка-теньковка (Phylloscopus collybita (Vieill.)), зяблик (Fringilla coelebs L.), по опушкам гнез­дятся    горихвостки (Phoenicurus phoenicurus (L.)))), иволга (Oriolus oriolus (L.)), мухоловки-пеструшки (Ficedula hypoleuca (Pall.)), а в светлых березняках  пеночки-трещотки (Phylloscopus sibilat- rix (Bechst.)). Ольшаники и пойменные дубравы — излюбленные местообитания соловьев (Luscinia luscinia (L.)). В поймен­ных лиственных лесах зимой фиксируется 27 видов птиц, в лиственных лесах — 22, в смешанных — 24, в сосновых — 23 [74]. Как показывают многолетние данные 1960— 1994 гг., численность тетеревиных не пре­терпела значительных изменений. Несмотря на резкие колебания по годам, общей тен­денции снижения численности не прослежи­вается. Напротив, наблюдается незначи­тельное увеличение численности у глухаря и рябчика. Так, если средняя плотность глуха­ря в 1960-х годах составляла 18,7 особей на 1000 га, то в 1970-х она увеличилась до 20, а в 1980-х — до 20,6 особей на 1000 га. Самая низкая численность глухаря отмечалась в 1964 и 1987 гг., самая высокая — в 1960, 1976, 1993 и 1994 гг. Самая низкая числен­ность рябчика наблюдалась в 1979, самая высокая — в 1976 г.

Фауна млекопитающих заповедника имеет смешанный характер в связи с его расположением на рубеже природных зон. С одной стороны, в ней есть виды европей­ской тайги — бурый медведь (Ursus arctos L.), лось (Alces alces L.), глухарь (Tetrao urogallus L.), рябчик (Tetrastes bonasia (L.)), восточноевропейских смешанных ши­роколиственных лесов — белка (Sciurus vulgaris L.), лесная куница (Martes martes L.), лесной хорек (Mustela putorius L.), крот (Talpa europea L.), европейская норка (Mustela lutreola L.).

В заповеднике встречаются более 60 ви­дов млекопитающих, из которых 5 завезе­ны человеком или самостоятельно рассели­лись с соседних территорий — марал (Cervus elaphus L.), пятнистый олень (Cervus nippon Temm.), зубр (Bison bonasus L.), енотовидная собака (Nyctereu- tes procyonoides Gray.), ондатра (Ondatra zibethica L.). Пойма Мокши богата водо­емами, пригодными для обитания выхухо­ли (Desmana moschata L.). Наиболее бога­та представлена фауна грызунов, включа­ющая 22 вида. Из кошачьих в заповеднике водится рысь (Felix lynx L.). Горностай (Mustela erminea L.) и ласка (Mustela nivalis L.) немногочисленны и в сосновых лесах, и в западной, пойменной части заповедника. В заповеднике обитает не­сколько семей медведей. Медведи не тер­пят тесного соседства сородичей. Берлоги устраивают в разных местах: в одних слу­чаях это простые заломы елей в виде ша­лаша над углублением в почве, выстлан­ным еловыми ветками, в других — ниши под стволами ветровальных деревьев с подстилкой из сухой травы, иногда — вы­рытая нора, часто под корнями большого дерева. Из других хищных млекопитающих для фауны заповедника характерен волк (Canis lupus L.). Лисица (Vulpes vulpes L.) в заповеднике обычна, а акклиматизиро­ванная енотовидная собака в настоящее время крайне редка и встречи ее единич­ны. Особенно многочислен и активен ка­бан (Sus scrofa L.). За 15 лет после появ­ления в заповеднике численность его пре­высила 200 голов [85].

В заповеднике проводились неоднократ­ные завозы (интродукция) различных млеко­питающих. Первыми для реакклиматизации выпустили в 1936 г. бобров, завезенных из Воронежского заповедника. Позднее их вы­пускали еще дважды. Реакклимагизация оказалась успешной, бобры размножились и распространились по всему заповеднику и за его пределами. Маралы были завезены первыми из копытных: четыре — в 1937 г. и пять — в 1940 г. Вначале они содержались в загоне, а в 1941 г. выпущены на свободу в заповедник. К 1944 г. их стало 32, в 1980-е годы осталось не более 12 маралов. В 1938 г. с Дальнего Востока были завезены 53 пятнистых оленя. Их также вначале содер­жали в загоне, а с 1940 г. группами ежегод­но выпускали на свободу. Некоторые олени вышли за пределы заповедника.

Зубр был завезен в Мордовский заповед­ник в 1956 г. из Центрального зубровского питомника (Приокско-террасный ГПЗ) и был представлен семью гибридными сам­ками (зубр+бизон+серый украинский скот) и двумя чистокровными молодыми самца­ми, которые использовались в поглотитель­ном скрещивании в стаде гибридных самок. Работа проводилась по общей программе, разработанной М. А. Заблоцким. В задачи входило выведение чистопородной группы зубра путем поглотительного скрещивания. Завоз (формирование стада) продолжалось с 1956 по 1962 гг. [97]. Поголовье гибридных животных в течение ряда лет поддержива­лось на уровне 30 и более голов. Пика чис­ленности этот вид достиг в 1987 г. (30—40 голов), после чего наступило резкое сниже­ние его поголовья. На территории Мордовс­кого заповедника и прилежащих к нему участков Темниковского лесного массива в последние 5—7 лет не регистрируется [98].

Факторы, воздействующие на ООПТ. Весенние палы, рекреация, сбор полезных растений: пищевых, лекарственных, декора­тивных на букеты. Сбор ягод и грибов. Браконьерство. Сенокошение, выпас скота, использование ядохимикатов, неконтроли­руемый туризм и другие формы неоргани­зованного отдыха, движение транспорта вне дорог. Сбор научных коллекций произ­водится в незначительных количествах, не принося вреда существующим популяциям, при этом редкие виды, занесенные в Крас­ные книги, по возможности не собираются, а фотографируются, место нахождения фиксируется с помощью GPS. Методы ве­дения научных исследований исключают возможность нанесения существенного вре­да природным комплексам и объектам за­поведника.

Меры по сохранению и улучшению состо­яния ООПТ. Организация охранной зоны, упраздненной Правительством РМ. Эколого­просветительская деятельность. Ежегодный мониторинг объектов.

Обеспечение функционирования ООПТ. На территории заповедника допускаются мероприятия и деятельность, направленные на сохранение в естественном состоянии природных комплексов, восстановление и предотвращение изменений природных ком­плексов и их компонентов в результате ант­ропогенного воздействия; поддержание усло­вий, обеспечивающих санитарную и проти­вопожарную безопасность; предотвращение условий, способных вызвать стихийные бед­ствия, угрожающие жизни людей и населен­ным пунктам; осуществление экологического мониторинга; выполнение научно-исследова­тельских задач; ведение эколого-просвети- тельской работы; осуществление конт­рольно-надзорных функций.

Составители. А. Б. Ручин, Т. Б. Силаева, И. Т. Мялькин, К. Е. Бугаев, С.Н. Спиридонов

Литература. 1. Литвинов, 1888; 2. Кузне­цов, 1960; 3. Красная книга ..., 2003; 4. Ча- стухин, 1946; 5. Щербакова, 1960; 6. Цин- гер, 1966; 7. Силаева, 1982; 8. Бородина и др., 1984; 9. Бородина и др., 1987; 10. Те- решкина, 2000;      11. Санаева, Терешкин,1989; 12. Санаева, Терешкин, 1991; 13. Са­наева, 1994; 14. Терешкина, 2002; 15. Те­решкин, Терешкина, 2001; 16. Долматова, 2002; 17. Терешкин, 1986; 18. Терешкин, 2006; 19. Кирюхин, 2004; 20. Резцов, 1910; 21. Предтеченский, 1928; 22. Терешкин и др., 1989; 23. Редикорцев, 1938; 24. Моро­зова-Турова, 1938; 25. Центилович, 1938; 26. Птушенко, 1938; 27. Плавильщиков, 1964; 28. Бондаренко, 1964; 29. Антонова, 1974;  30. Ануфриев, Абраменко, 1974; 31. Ануфриев, 1999а; 32. Ануфриев, 2003; 33. Мозолевская и др., 1971; 34. Кирста, 1974; 35. Феоктистов, 1977; 36. Феоктистов, 1978; 37. Феоктистов, 1979; 38. Феоктистов, 1979а; 39. Феоктистов, 1983; 40. Феоктис­тов, Душенков, 1982; 41. Каменев, Кузне­цов, 1999; 42. Ручин и др., 2008а; 43. Шал- дыбин, 1957;     44. Шалдыбин, 1957а; 45.   Шалдыбин, 1964; 46. Матевосян, 1964; 47. Матевосян, 1964а; 48. Назарова, 1974; 49. Назарова, 1974а; 50. Мачинский, Се- мов, 1974; 51. Мачинский, Семов, 1974а; 52. Мачинский, 1983; 53. Штарев и др., 1978; 54. Душин, Воинова, 1970; 55. Мина, 1970; 56. Потапов и др., 1998; 57. Ручин и др., 2004; 58. Барабаш-Никифоров, 1958; 59. Астрадамов и др., 2002; 60. Касаткин, 2006; 61. Рыжов и др., 2005; 62. Ручин, Рыжов, 2004; 63. Ручин, Рыжов, 2006; 64.   Ручин и др., 2008; 65. Смириной, 1974; 66. Щербаков, 1960; 67. Щербаков, 1960а; 68. Щербаков, 1967; 69. Ледяйкина, 1985; 70. Брызгалина, 1974; 71. Брызгалина, 1974а; 72. Гришуткин, 1998; 73. Гришут­кин, 2001; 74. Гришуткин, Лозовой, 2000; 75. Лапшин и др., 2005; 76. Спиридонов, 2008; 77. Гришуткин и др., 2008; 78. Боро­дин, 1964; 79. Бородин, 1967б; 80. Бородин, 1967а; 81. Бородина, 1964; 82. Бородина, 1974; 83. Бородина, 1974а; 84. Кожевников, 1964; 85. Бородина и др., 1971; 86. Штарев, 1964; 87. Штарев, 1967; 88. Штарев, 1970; 89. Штарев, 1974; 90. Особо охраняемые 1997; 91. Гафферберг, 1960; 92. Грибова, 1980; 93. Ремезов, 1960; 94. Феоктистов, 2008; 95. Тимралеев и др., 2008; 96. Пту- шенко, 1938а; 97. Терешкин, 1967; 98. По­тапов, Астрадамов, 2006; 99. Редкие расте­ния., 2006; 100. Бородин, 1963; 101. Боро­дин, 1965; 102. Бородин, 1965а; 103. Боро­дин, 1967в; 104. Бородин, 1974; 105. Боро­дина, 1967; 106. Бородина, 1967а; 107. Бо­родина, 1967б;      108. Бородина, 1971; 110. Бородина, 1971а; 111. Бугаев, 2002; 112.   Гришуткин, 1997; 113. Редкие расте­ния., 2007; 114. Бородин, 1967, 115. Боро­дин 1971; 116. Ручин, 2008а; 117. Курмаева и др., 2008;        118. Ручин и др., 2006; 119. Лапшин и др., 2008.

Красная книга Республики Мордовия. Т. 3. Особо охраняемые природные территории / Сост. В. А. Кузнецов, Т. Б. Силаева. Саранск: Мордовское книжное издательство, 2008.

 

Мордовский государственный заповедник им. П. Г. Смидовича на карте

Комментарии к Мордовский государственный заповедник им. П. Г. Смидовича